Этот текст родился из дискуссий, проходивших некоторое время в FTN-сетях после известного мероприятия по торжественному захоронению останков семьи последнего русского царя, проведённого российским правительством летом 1998 г. Не всё в этой истории так гладко, как пытаются уверять нас официальные лица. В течение всего XX в. настойчиво всплывают на свет материалы, говорящие о другом. Неожиданное упорство, с которым обыватели в основном отстаивали в дискуссиях официальную точку зрения на этот счёт, только раззадоривает разобраться в вопросе глубже. К сожалению, за неимением ни средств, ни времени, которые можно было бы посвятить детальному изучению, я решила ограничиться этим кратким обзором проблемы, сделанном по просьбе одного из подписчиков, как итогом споров и ознакомления с рядом литературных источников.

Этот текст ищет своего читателя. Того, кто заинтересуется проблемой всерьёз, и быть может, сумеет в итоге раскрыть один из грандиозных политических заговоров XX в. Он не претендует на какие–либо окончательные утверждения, а написан лишь как свидетельство того, что и во время, казалось бы, окончательного решения данного вопроса, подкреплённого якобы новейшими научными исследованиями, были люди, понимавшие, что это не так, на тот случай, если властям всё же удастся создать у современников и потомков иллюзию отсутствия проблемы.

Всё ли мы знаем о судьбе царской семьи Николая II Романова?

(x) Copyleft, Marïnais, 31.12.1998

Как я заметила, сейчас мало кто считает возможным подвергать сомнению официально опубликованные результаты ДНК–экспертизы т.н. «Екатеринбургских останков», которые были тайно найдены 1979 г. двумя энтузиастами Гелием Рябовым и Александром Авдониным и вторично раскопаны в 1991 г. уже официально, а в 1995 г. идентифицированы как принадлежащие членам царской семьи Николая II Романова. Результаты этой экспертизы разрешают вопрос о её судьбе после 1917 г. и однозначно подтверждают версию о том, что все они были казнены большевиками и тайно захоронены в лесу. Также эти результаты начисто отвергают активно ходившие ещё с 1920 г. слухи об обнаружении в различных местах земного шара тех или иных потомков русского царя целыми и невредимыми, каковые становятся т. о. самозванцами.

Тем не менее, однажды в Фидо мне довелось прочесть публикацию, которая зародила сомнения в том, что это действительно так. Сама по себе эта публикация вряд ли может претендовать на доказательство чего–либо, но в ней высказывалась одна важная мысль. Эта мысль заключается в следующем: насколько вообще правомерно говорить о выделении и исследовании ДНК из костных останков, подвергшихся разложению в агрессивной природной среде на протяжении 70 лет? Сейчас, в свете официально объявленных результатов экспертизы, считается, что этот вопрос ясен и обсуждению не подлежит. Тем не менее, из истории мы хорошо знаем, что официально объявленному стоит верить далеко не всегда. И ладно бы, если вопрос был чисто научный, но в данном случае он имеет и солидную политическую составляющую. А там, где политика, там, как известно, нельзя верить на слово ничему, никому и никогда...

Так что я позволила себе усомниться в результатах этой экспертизы. Побеседовав с доступными медиками и биохимиками и укрепив свои познания в данном вопросе изучением специальной литературы, я только усилила тем самым свои сомнения. А дальнейшие обсуждения этой темы в сетях и ознакомление со статьями, рассказывавшими о подробностях экспертизы, обнаружило ряд деталей, на которые я обратила внимание по–новому. Наконец, я приобрела, продающуюся в настоящее время в книжных книгу Роберта К.Масси «Романовы. Последняя глава», подробно излагающую всю историю расследования казни царской семьи, исследования «Екатеринбургских останков» и также множества проблем и тайн, наросших вокруг этого за весь XX в. Излагающую, естественно, в официальном ключе, но тем не менее, так и не сумевшую, на мой взгляд, убедить внимательного (и даже не очень) читателя в том, что проблема эта якобы проста и окончательно разрешена официальной генетической экспертизой 1995 г. Напротив, честно и подробно излагая все известные ему детали этой истории, автор только показал её колоссальную запутанность и вовлечённость в это дело очень высоких и влиятельных политических сил и интересов, обилие лжи и натяжек вокруг всего и вся, что может её касаться.

В итоге, на данный момент, я считаю необходимым подвергнуть серьёзному сомнению следующие положения:

1. Экспертиза того, что считалось царскими останками, была честной, научно состоятельной и дала положительный результат.

2. Царская семья полностью погибла в 1918 г.

3. Имеется надёжный пример извлечения и успешной идентификации ДНК из костных останков, подвергшихся разложению в агрессивной природной среде на протяжении 70 лет.

Я считаю эти утверждения недоказанными, и возможно, подложными, и потому непригодными для занесения в ранг научных исторических и биологических фактов.

Также, в дополнение, я считаю необходимым выдвинуть некоторые, противоречащие официальной версии, соображения в отношении «фрейлейн Унбеканнт» (поскольку за свою жизнь она сменила множество имён, остановимся в данной статье на самом первом из присвоенных ей) — наиболее яркой претендентки на роль Анастасии Романовой, так и не сумевшей окончательно доказать это в длительных процессах и расследованиях, весьма шумных в прошлом, а сейчас практически забытых, — о чём будет сказано ниже.

В пользу своей точки зрения я могу привести следующие известные мне аргументы.

Биологический аспект

Для начала вспомним, что индивидуально изменчивые материалы (в т.ч. и прежде всего та самая ДНК) в природе могут быть обнаружены только в нативном (исходном) клеточном материале. Искать их среди омертвевшего или вообще неорганического (каковыми по большей части и являются кости даже при жизни организма) вещества просто бессмысленно. Грубо говоря, с таким же успехом её можно искать в куске известняка.

Конечно, на деле всё обстоит несколько сложнее. В костных и зубных тканях, помимо преобладающей неорганики имеется и некоторое количество распределённых среди неё живых клеток. Эти клетки, естественно, содержат ДНК, которую и можно выделить из живых тканей костей или зубов. Для этого необязательно, чтобы был жив весь организм, даже после смерти организма вцелом многие ткани продолжают жить, пока не распадутся под действием гнилостных микроорганизмов. Примерные сроки такого распада в естественных условиях хорошо известны криминалистам — ок. 2 лет. После этого срока все мягкие ткани уже превращены в однородную гниющую массу, не содержащую клеток. Т.о. спустя 2 г. извлечь ДНК из мягких тканей уже невозможно — их просто нет. В костях и зубах клетки сохраняются значительно дольше, т.к. там они замурованы в химически стойком неорганическом веществе, и труднодоступны для микроорганизмов. Но со временем наступает и их черёд — они тоже распадаются, пока в костях не останется одно лишь неорганическое вещество с коллагеновыми волокнами, способное, если в меру повезёт, сохранятся на протяжении тысяч лет.

Вот перечень компонентов костей и зубов человека, т.е. того, что можно было найти в тех останках. Во второй колонке приводится химическая природа этих структур, в третьей — присутствие в них какого–либо генетического материала, в четвертой — скорость распада этих компонентов в объявленных условиях.
Кость:
Минеральный компонент неорг. нет неогр.
Остеоциты, остеобласты, остеокласты орг. небольшое средне
Коллагеновые волокна орг. нет долго
Основное межклеточное в–во орг. нет средне
Кровеносные сосуды орг. есть быстро
Нервная ткань орг. есть быстро
Зубы:
Кутикула эмали неорг. нет быстро
Эмаль неорг. нет неогр.
Минеральный компонент неорг. нет неогр.
Отростки одонтобластов пульпы орг. небольшое средне
Коллагеновые волокна орг. нет долго
Склеивающее в–во неорг. нет неогр.
Цементоциты орг. богатое средне

Это всё.

Чтобы лучше представить, с чем мы имеем дело, напомню, что согласно утверждениям СМИ, кости хрупкие, и обращаться с ними при исследованиях и транспортировке приходилось очень бережно. Это определённо говорит о том, что в любом случае, органического вещества там осталось очень мало, т.к. именно оно обеспечивает костям механическую упругость. Скорее всего, мы имеем дело практически с кусками минерала. :-)

Подкрепляют это также и заявление нашедших в первый раз останки, будто в земле с костями им удалось обнаружить следы серной кислоты (которой якобы пытались уничтожить кости), которая т.о. сохранялась (и воздействовала на кости) на протяжении как минимум 61 года, якобы из–за того, что была изолирована в слоях глины.

Итак, скорее всего, в нашем случае в останках из «Екатеринбургской ямы», если они действительно пролежали там 73 года, могло сохраниться лишь следующее.

— Безусловно, сохранились минеральный компонент и коллагеновые волокна. Эти вещества не несут никакой генетической информации.

— Возможно, сохранились основное межклеточное вещество костей и склеивающее вещество зубов. Я не уверена в этом, т.к. данными о скорости их разложения не обладаю. Но это не имеет отношения к вопросу, т.к. эти вещества также не несут никакой генетической информации.

Эмаль и кутикула эмали, скорее всего, не сохранились, ввиду того, что они лежат тонким слоем на поверхности и были, вероятно, растворены. Кровеносные сосуды, нервные волокна и пульпа зубов распались вместе с мягкими тканями.

В сущности, это в с ё . Так, где же тогда исследователи нашли ДНК? `:-) Очевидно, нам следует думать, что сохранились также хотя бы в небольшом количестве живые клетки (остеоциты, остеобласты, остеокласты, одонтобласты, цементоциты). Вокруг чего, собственно и идёт вся дискуссия. Однако, с учётом описанных условий разложения (да ещё и якобы под длительным воздействием серной кислоты) это представляется крайне сомнительным по следующим причинам:

1. Клетки не замурованы в неорганическом веществе полностью, а соединяются канальцами, через которые участвуют в метаболизме. Естественно, через эти же канальца после смерти организма до них доберутся и гнилостные микроорганизмы.

2. Клетка организма существует достаточно долго, только пока она находится под контролем всей системы вцелом. Лишенная такого контроля она вскоре подвергнется аутолизу (т.е. саморазрушению под действием разрегулированных компонентов). Клетки организма не приспособлены для самостоятельной жизни в природной среде. Поэтому ожидать их наличие спустя столько лет — довольно странно.

3. Помимо гнилостных микроорганизмов, останки подвергались воздействию различных агрессивных природных факторов: грунтовых вод и перепадов температуры (очень существенных в континентальном климате Урала), и возможно, серной кислоты.

Ну а коли разрушены клетки, то рассчитывать на сохранение ДНК уже не приходится. Дело в том, что:

1. Это вещество не отличается особой химической стойкостью.

2. Это вещество вполне съедобно для микроорганизмов, т.к. состоит по большей части из тех же компонент, что и белки.

3. Поскольку в данном случае ДНК интересует нас не просто как вещество, а как носитель информации, огромное значение имеет сохранность не только её химической, но и геометрической структуры, которая с одной стороны достаточно сложна, а с другой стороны обеспечивается очень непрочными водородными связями. (Возьмите дискету с информацией и просто круглый кусок пластмассы — что легче сохранить?) Требования к условиям сохранения становятся, следовательно, ещё в ы — ш е .

Согласно представлениям современной генетики, ДНК чувствительна не только к уже перечисленным природным факторам, воздействовавшим на останки, но ещё и к естественному радиационному фону, внутренним разрегулировкам химических процессов в клетках и воздействию отдельного класса химических веществ (канцерогенов и мутагенов). Считается, что в процессе жизни клетки в организме ДНК постоянно подвергается мелким искажениям под воздействием самых различных факторов, которые, тем не менее, непрерывно «залатываются» окружающими её системами. Будет ли это происходить в лишившейся регуляции клетке? Вряд ли...

Попытки выделения ДНК из ископаемых останков известны довольно давно, но до сих пор они являются предметом критики и не считаются однозначно доказанным фактом. А в них речь идёт о случайных идеальных ситуациях, когда ткани сохранялись в янтаре, вечной мерзлоте, мумифицированном виде или музейных условиях. Но даже там, в условиях полной защищённости от большинства опасностей, некоторые учёные считают всё равно невозможным сохранение ДНК, не утратившей к тому же изначальной генетической информации.

Ввиду вышеперечисленного мне представляется крайне подозрительным утверждение не только об успешном проведении экспертизы в данном случае, но вообще возможности извлечения ДНК как таковой.

Общенаучный аспект

Хорошо известное в серьёзной науке правило гласит, что принимаемые новые утверждения должны базироваться только на уже проверенных ранее предпосылках. Т.е., нельзя использовать в качестве доказательства то, что ещё само не доказано. Те утверждения, которые получены с нарушением этого правила и содержат в себе в качестве основы ещё не проверенные положения именуются шарлатанством.

Поскольку биология — наука в основном эмпирическая, роль доказательства в ней играет многократный опыт и наблюдения. Т.к. в биологии нельзя вывести теорему, критерием достоверности в ней является время и объёмы опытного материала.

Если же научное утверждение претендует на роль экспертизы, т.е. некоего окончательного заключения, которое будет потом использоваться без проверки в других областях знаний, то требования к её обоснованности повышаются многократно. Дело в том, что в науке считается нормальным явлением ошибаться, периодически пересматривать изученное и менять ранее сделанные выводы и построения. Это в порядке вещей, но это совершенно неприемлемо для экспертных заключений юридического или документального характера, т.к. возможные ошибки в них будут уже восприняты обществом и лягут в основу других неверных утверждений в совершенно отличных областях, порождая, т.о., череду бесконтрольно распространяющихся заблуждений. Когда же в исходной дисциплине ошибка будет выявлена, станет слишком поздно, дело будет сделано и исправить его возможности уже не останется.

В вопросе о «царских останках» это выражается в том, что выводы официальной экспертизы были широко опубликованы (если не сказать разрекламированы), объявлены как достоверный исторический факт, закреплены документально и в виде захоронения и глубоко внедрены в сознание общественности как важное и якобы проверенное научное достижение, на которое можно опираться в дальнейшем. Из этого были сделаны окончательные выводы о судьбе царской семьи после 1917 г., которые стали считаться доказанным историческим фактом.

Вместе с тем, проводившие экспертизу (Павел Иванов, Питер Гилл) признают, что в её процессе несколько раз применялись совершенно новые методики. Т.е. уже одно это полностью противоречит сформулированному в начале параграфа правилу и делает невозможным применение к данному действу термина «экспертиза». В экспертизе недопустимы новые методы. А если они и применяются, то должны предварительно пройти строгую проверку на множестве других независимых образцов. Но об этом ничего неизвестно.

Можно сколько угодно рассуждать о теоретической правомерности и незначительности с узкоспециальной точки зрения внесённых проводившими экспертизу генетиками изменений в методы извлечения и анализа ДНК, но с точки зрения формального общенаучного похода это совершенно ничего не меняет. В экспертизе были использованы ещё не проверенные новые технологии исследований, что аннулирует её как экспертизу и переводит просто в ранг рядовых научных экспериментов, результаты которых ни к чему не обязывают.

Всякий новый метод исследования должен пройти многочисленные проверки прежде чем стать признанным критерием истины. Вчастности, должны быть установлены границы применимости, чувствительность метода к случайным и регулярным посторонним факторам, однозначность связи между исходными данными и результатами и многое другое. Когда проводившие экспертизу успели проделать всё это для своих новых методов? Выражаясь простым языком, где, напр., гарантия того, что положительные результаты сравнения ДНК из данных останков с ДНК родственников Николая II не окажутся такими же «положительными» при сравнении её с ДНК первого встречного? Об этом мне ничего не известно. Можно приводить сколько угодно теоретических доказательств и сколько угодно рассуждать о структуре и свойствах генной информации, но в биологии теория слаба и последнее слово всегда остается за опытом.

Как уже было сказано, основной критерий истины в эмпирической науке биологии (и её ответвлениях: генетике и биохимии) — время и многократный опыт. Поскольку история анализа кодов ДНК начинается лишь с 60–х гг. и насчитывает, т.о., всего около 30 лет, ясно, что о достаточном опыте здесь говорить просто бессмысленно. Мало того, неизвестно достаточной статистики по успешным извлечениям и идентификации ДНК из аналогичных по возрасту и условиям хранения останков вообще. Опыт с «царскими останками» открыто признаётся как уникальный. Но разве может уникальный опыт сразу же зачисляться как экспертиза юридического уровня? Если уникальный опыт и может применяться для получения экспертных заключений, то только как вспомогательный при наличии уже практически достоверных результатов других, надёжно проверенных методик, которые требуется лишь ещё немного укрепить.

В связи с этим обычно ссылаются на антропологическую реконструкцию лиц по черепам, якобы показавшую их соответствие членам царской семьи. Не будем здесь рассуждать о заведомой субъективности и невысокой точности такой методики, работающей в значительной степени на интуиции и личном опыте проводящего её человека. Лучше просто оценить степень достоверности полученных таким способом данных хотя бы по тому факту, что разные исследователи из разных стран на протяжении нескольких лет не сходились во мнении о том, какого женского черепа не хватало в захоронении — одни утверждали, что княжны Марии, другие, что Анастасии. Хотя некоторое время преобладала вторая точка зрения (Уильям Мейплс), в конечном счёте, решили считать, что всё-таки Марии (первоначально, Сергей Абрамов). Очевидно, точность этого метода столь мала, что спутать черепа не составило никакого труда. Примечательно также, что второй эксперт сам признаёт, что черепа находились в таком ужасном состоянии, что ему точно также как и П.Иванову с П.Гиллом, пришлось разработать собствен н ы й метод идентификации, не применявшийся ранее.

Наконец, вершиной поспешности принятия выводов данной экспертизы является, на мой взгляд, признание проводившими её учёными того, что в процессе данной «экспертизы» ими якобы было сделано открытие — обнаружена новая мутация, известная ранее только теоретически. Извините, но открытие в процессе экспертизы — это уже слишком... ;-)

Итак, с точки зрения общих правил научного исследования, говорить о данной работе с «Екатеринбургскими останками» как об экспертизе, мягко говоря, опрометчиво. Ну а коли это делается, как это следует назвать? Вероятно, шарлатанством...

Политический аспект

Не следует думать, что дорогостоящая и сложная экспертиза и исследования останков из «Екатеринбургской ямы», длившиеся в общей сложности несколько лет, а также помпезные мероприятия по их последовавшему захоронению производились исключительно из стремления к исторической справедливости и христианской добродетели по отношению к невинно убиенным. Очевидно, что эпопея с «царскими останками» имеет под собой солидную политическую почву, а вовсе не только научно–исследовательский интерес. Посему оставим науку и рассмотрим чисто политические аспекты этого дела.

Нет сомнений, что акция по извлечению, идентификации и торжественному захоронению царских останков с участием президента страны имеет сама по себе уже значительный популистско–пропагандистский смысл. Народу предоставляется очередное зрелище; в истории ставится политическая веха, призванная завершить разоблачение антигуманной сущности большевистской идеологии, реабилитировать и увековечить её жертвы, поставить точку в социальном эксперименте, длившимся 70 с лишним лет, и объявить о возврате к прежним, более солидарным с общемировыми тенденциями и принципами, доктринам и целям. Царская семья выступает т.о. в виде абстрактного символа эпохи, культуры и социальных слоёв, безжалостно уничтоженных большевиками в начале столетия.

Но не одним этим, оказывается, ограничивается политический смысл захоронения «царских останков». Есть причина и более приземлённая. Дело в том, что в своё время членами царской семьи были сделаны крупные денежные вклады в британском банке Baring Brothers, общая сумма которых к 1917 г. составляла как минимум 45 млн. фунтов ст. Доверенным лицом Николая II в Великобритании был некий Питер Барк, занимавшийся этими вкладами. После 1918 г. царские вклады оказались в подвешенном состоянии, а ещё через некоторое время П.Барк стал президентом и учредителем British International Bank на неизвестно какие средства. У этой истории есть различные подробности, однако, не будем в них вдаваться. Несмотря на то, что это объективный и официально признанный факт, его обычно стараются обходить стороной...

Проблема царских вкладов была постоянным камнем преткновения на пути укрепления взаимоотношений между финансовыми структурами СССР и Великобритании. СССР требовал возврата царских вкладов, Великобритания же в свою очередь соглашалась сделать это только после компенсации потерь капиталовложений британских компаний в России, произошедших после октябрьской революции. В ответ СССР требовал компенсацию за ущерб от интервенции и т.д. В результате взаимных притязаний суммы, на которые претендовали обе стороны, достигли астрономических размеров: 46 млрд. фунтов ст. в пользу Британии и 2 млрд. фунтов ст. в пользу СССР. А результатом спора стало ограничение на деятельность советских финансовых структур в британских (и как следствие европейских) банках и получение кредитов, ставших к 80–м гг. жизненно важными для советской экономики из–за падения цен на нефть.

Часто всё это пытаются представить лишь как некие «слухи о царском состоянии», однако, известно, что в 1986 г. во время потепления международных отношений при Михаиле Горбачёве, Эдуард Шеварднадзе и Джеффри Хоуп вели переговоры об урегулировании денежных претензий двух стран, выросших помимо прочего из украденных царских вкладов, в результате которых обе стороны разошлись с миром, согласившись оставить всё, как есть, и снять все претензии, ограничившись чисто символическими суммами. Также СССР получал теперь возможность действовать в финансовых областях уже гораздо активнее. Вряд ли министры двух крупнейших держав стали бы обсуждать и подписывать договора о каких–то «слухах». :-)

Очевидно, что с точки зрения беспристрастной Фемиды, царские вклады должны принадлежать наследникам Николая II. Если, конечно, эти наследники существуют. На худой конец, российской казне, но никак не стране, в которой они оказались чисто исторически и где были попросту заиграны. Однако, до публикации результатов экспертизы ДНК вопрос о существовании таких наследников оставался открытым, т.к. несмотря на то, что появлявшиеся время от времени (а такие были) претенденты на царское вклады не смогли доказать свою подлинность, нельзя было доказать и то, что все члены царской семьи погибли, не оставив детей. После экспертизы ДНК финансовым кругам обеих стран предоставилась прекрасная возможность, наконец, закрыть этот вопрос раз и навсегда, поскольку теперь считается, что все возможные наследники царских вкладов погибли в далеком 1918 г., их тела сгнили в яме посреди уральских лесов, а теперь остатки костей торжественно захоронены у всех на виду... Стоит ли ворошить какие–то вклады, пусть даже и когда–то украденные?

Вместе с тем, полезно вспомнить, что значительная часть исследований ДНК останков из «Екатеринбургской ямы» проводилась на территории Великобритании, которая услужливо (с чего бы это?) предоставила для этого одну из лучших лабораторий такого рода в мире. Не отрицается также и факт участия в этом британских спецслужб, помогших исследователям разыскать родственников царя в разных уголках Земли. Вы когда–нибудь видели, чтобы спецслужбы вдруг увлечённо оказывали помощь научным исследованиям генетиков просто так ради интереса или жажды исторической справедливости?

Как видим, экспертиза ДНК костей имеет весьма сложную и неприглядную составляющую, уходящую далеко в дебри грязных политических интриг и денежных махинаций в самых высоких международных кругах, а результаты её были далеко не безразличны весьма и весьма влиятельным инстанциям. Что получилось бы в случае, если исследования ДНК «царских костей» дали отрицательный или неопределённый результат? Ничего хорошего. Потраченные на исследования средства вернулись бы кукишем. Удобный политический символ–фетиш, превращался в горстку мусора. Вопрос о царских вкладах остался бы открытым, грозя снова выплыть наружу.

Я думаю, 46 млрд. фунтов ст. стоят того, чтобы ради них организовать какую угодно экспертизу с каким угодно результатами, найти какие угодно останки и выделить ДНК хоть из гранита. Я бы лично не отказалась. ;-)

Дополнительные факты

Теперь я представлю ряд дополнительных фактов различного рода, выуженных мною из различных источников, и говорящих, по меньшей мере, о том, что с идентификацией царских останков дела обстоят далеко не так просто и ясно, как это хочет нам внушить официальное заключение.

1. Согласно официальной версии в 1918 г. в связи с царской семьёй было казнено в общей сложности (не менее) 11 человек. Однако, количество скелетов собранных (т.к. кости были перемешаны) из того, что было найдено в «Екатеринбургской яме», всего 9. Следовательно, 2 тел н е хватает. Куда они делись — вопрос отнюдь не праздный, ибо известно что:

— Захоронение проводилось в спешке, полной тайне и ни на какие хитрые манипуляции с трупами времени, скорее всего, не было.

— Из соображений конспирации проводившие захоронение были заинтересованы в том, чтобы трупы не разделялись и были убраны с глаз долой как можно быстрее, дабы не произошло утечки информации (понятно, что чем больше трупов возили бы туда–сюда и в разные стороны, тем больше случайных людей могло бы это увидеть).

— Трудно подобрать какие–либо осмысленные причины, побудившие бы организаторов казни зачем–то отделить или вообще уничтожить 2 трупа.

— Эксперты уже давно сошлись во мнении, что полностью уничтожить простыми и подручными средствами в полевых условиях при ограниченном количестве людей и времени даже один человеческий труп было совершенно невозможно. Точка в этом вопросе была поставлена ещё в 20–х гг.

2. Неоспоримым фактом является то, что царевич Алексей Романов был болен тяжёлой формой гемофилии. Эта болезнь с самого начала жизни оставляет на костях разнообразные и характерные следы, способные служить важным диагност ическим и идентификационным признаком, причём без всяких анализов ДНК, сложных реактивов и дорогих установок.

Если бы в числе останков из «Екатеринбургской ямы» были найдены кости мальчика, болевшего гемофилией, вопрос бы об их идентификации значительно упростился. Не потребовалось бы, скорее всего, даже никакой экспертизы ДНК, а этот текст просто никогда бы не появился на свет за ненадобностью. :-) Дело в том, что гемофилия — болезнь редкая, а следы на костях в её случае легко могут быть опознаны широким кругом специалистов. Найти же кости умершего в 13–летнем возрасте мальчика–гемофилика, чтобы подсунуть их вместо подлинных, не так–то просто...

В «Екатеринбургской яме» не было найдено ничего подобного. Как гласит официальное заключение, останки царевича Алексея н е обнаружены.

3. Того, кто удосужился хоть немного ознакомиться с версией колчаковского следователя Николая Соколова, проведшего расследование в 1918 г., и якобы нашедшего неоспоримые доказательства казни и уничтожения трупов всех членов царской семьи, не оставляет сильное ощущение того, что это грубо сколоченная фальшивка.

Дело в том, что оно пестрит несуразностями и противоречиями. Якобы корсеты и пояса женщин были набиты драгоценностями, что обнаружили перетаскивавшие трупы солдаты, но руководившему ими Якову Юровскому удалось предотвратить бунт и грабёж, которые неизбежно должны были при этом вспыхнуть, и заставить довести их начатое до конца. В Ганиной яме (где первоначально пытались захоронить тела) якобы нашли личные драгоценные украшения (!), которые солдаты почему–то бросили без внимания. Якобы были найдены обгоревшие и обожжённые кислотой кости со следами от топора, хотя вскоре утверждается, что тела перевозили целыми (непонятно, зачем кому–то пришло бы в голову специально извлекать из ещё не разложившихся тел отдельные кости и обжигать их). Неизвестны даже точные имена некоторых казнённых лиц (в одном источнике упоминается горничная императрицы Анна Демидова, в другом под таким же описанием фигурирует фрейлина Анна Вырубова — или это одно и то же? :-) ) и многое другое. Противоречит оно и результатам современной ДНК–экспертизы (в нём утверждается, что тела были сожжены дотла и, следовательно, ни о каком выделении ДНК не могло бы идти речи вообще). Противоречит оно и научным сведениям, известным уже давно (доказано, что в полевых условиях полная кремация такого количества тел совершенно невозможна, не помогла бы также и серная кислота).

Точно также пестрят подобными ляпсусами и якобы честное тайное признание помощника Я.Юровского Петра Ермакова перед смертью, а также спрятанная якобы у Александра Юровского (сына первого) копия секретного отчёта для советского правительства (согласно которым 2 тела всё-таки были полностью кремированы). Совершенно несуразной выглядит и муссировавшаяся одно время легенда о заспиртованной царской голове, якобы, привезённой Ленину для отчёта, которая долго потом хранилась в Кремле, пока её не закопали уже при Никите Хрущёве (или это наоборот правда, если считать, что результаты идентификации останков несостоятельны?).

Однако, не смотря на то, что эта версия определённо неверна, другой версии событий официальная точка зрения нам не предлагает, оставляя, вообще говоря, в полной растерянности того, кто вздумает дотошно проследить всё, что рассказывается о казни царской семьи.

4. Оказывается, сама идея о том, что вся царская семья была полностью уничтожена, появилась на свет лишь в 1924 г., когда Н.Соколов опубликовал результаты своего расследования, а признана советским правительством лишь в 1926 г., когда ему стало, вообще говоря, просто наплевать на этот вопрос.

Оказывается, в официальных заявления иностранным дипломатам и в прессе советские власти до этого времени сначала упорно утверждали, что хотя сам царь и казнён, остальные члены его семьи обменены на высокопоставленных военнопленных и тайно вывезены из Екатеринбурга. Сохранился также отчёт английского комиссара Чарльза Эллиота, проводившего в 1918 г. тайное расследование в Екатеринбурге, посланный им министерству иностранных дел Великобритании, в котором говорится, что 17 июля из Екатеринбурга ночью тайно отбыл поезд с зашторенными окнами, вывезший в неизвестном направлении царскую семью. Смысл такой дезинформации (если это дезинформация) не очень понятен...

Когда читаешь хронику этих сообщений и публикаций, возникает впечатление, что идея о казни царской семьи зародилась за пределами России и была искусственно и даже с некоторым трудом (лишь спустя 8 лет) навязана советскому правительству, которое сначала давало лишь скупые и равнодушные опровержения, а затем перестало сопротивляться, попросту махнув рукой на это дело.

Это в корне противоречит утверждению о том, что царскую семью расстреляли якобы чтобы лишить белогвардейцев символа, т.е. из чисто идеологических соображений. Будь так, коммунистам следовало бы не только уничтожить всю семью, но и публично объявить об этом, выставив трупы напоказ. Но они зачемто в страшной спешке тщательно прячут их в болотах, а затем много лет даже после своей окончательной победы упорно отказываются от содеянного, тем самым как раз внушая своим врагам шансы всё ещё спасти свой символ и поощряя их на это, вместо того, чтобы деморализовать сразу.

5. Хорошо известно, что на роль различных потомков Николая II было множество претендентов. Теперь считается, что все они фальшивые. Однако, так ли это, и насколько такое утверждение обосновано? Рассмотрим этот вопрос на примере двух таких людей.

Самым известным претендентом на роль царской дочери была некая неизвестная девушка, бросившаяся в 1920 г. в Берлине в канаву с водой и доставленная после спасения оттуда в психиатрическую больницу. Поскольку личность её установить не удалось, неизвестную нарекли сначала «фрейлейн Унбеканнт» («неизвестная»). Впоследствии она вошла в истории под разными именами, среди которых больше всего известны Анна Андерсон и Анастасия Мэнахан. С самого начала она утверждала, что является Анастасией Романовой, на чём настаивала всю свою долгую и беспокойную жизнь вплоть до самой смерти в 80–х гг.

Официальная точка зрения гласит, что на самом деле она была дочерью польского батрака Францишкой Шанцковской. Позволю себе, однако, заметить, что утверждение это представляется мне шитым белыми нитками. Прежде всего, заметим, что вывод этот сделал всё тот же П.Гилл, :-) проведший в своей лаборатории ДНК–анализ кусочка ткани, оставшийся якобы от фрейлейн Унбеканнт после хирургической операции незадолго перед смертью, т.е. человек явно заинтересованный в том, чтобы это было так. Далее по здравом рассуждении мне лично представляется совершенно немыслимым, чтобы дочь батрака, (!) пусть даже якобы обчитавшаяся исторических книжек и прожившая сколько–то времени у монархистов, как гласит официальная версия, в совершенстве владела бы несколькими иностранными языками (в т.ч. и русским, на котором свободно говорила в бреду, что отмечено в дневниках лечившего врача), владела светскими манерами, прекрасно знала родословную, слишком многочисленные (пусть во многом и непроверяемые), чтобы быть просто выдумкам, подробности из жизни семьи иностранной царской династии, вовлечённой в то время в многочисленные интриги и тщательно опутанной тайнами (причём якобы даже разоблачившая один из внешнеполитических секретов, чем она тотчас же повергла в шок и негодование князя Эрнста, генерала германской армии, испугавшегося всего лишь т.о. какой–то дурной самозванки), имела бы много схожих черт поведения, известных только близким родственникам, которые мастерски имитировала даже в состоянии психического возбуждения, знала о царском состоянии в Великобритании — и всё это во времена, когда ещё не было ни радио, ни телевидения, а СМИ ограничивались газетами — да при том ещё и имевшая очень схожую внешность, что признавали многие родственники и подтверждали некоторые экспертизы на протяжении всего XX в. Если вы способны поверить в такую чушь, то попробуйте сами, выдать себя, напр., за сына или дочь, скажем, финского президента, повторить его внешность так, чтобы родственники пусть с сомнениями, но хотя бы отчасти вас признавали (не прибегая к пластической операции, которая была в то время невозможна), рассказать многочисленные подробности из его жизни, повторять известные только родственникам манеры и жесты даже в состоянии истерики и в совершенстве изучить иностранный язык (сидя в телеге, как нас пытаются уверить относительно Ф.Шанцковской). Если вы всё это сделаете — я сдаюсь... :-) и признаю весь этот текст абсолютно несостоятельным.

В заключение замечу, что и сама экспертиза ДНК тканей фрейлейн Унбеканнт, проходила отнюдь не безоблачно. Началась она с ожёсточенных схваток претендентов на пробы ткани в американских судах, а закончилась склоками, интригами, взаимными оскорблениями и странными недомолвками учёных, занявшихся этим делом параллельно с П.Гиллом. Всё это подробно освещено в литературе и признаётся официальной версией.

Перейдём теперь к не менее интересному царскому наследнику — князю Алексею Романову–Долгорукому–де–Анжу–Дураззову. Этот человек, живя в Испании (монархической стране, где узурпация дворянских титулов преследуется законом), выступил в начале 90–х с официальным заявлением о том, что он является внуком Марии Романовой. В подтверждение своих слов он привёл юридические документы, признанные международными соглашениями нескольких стран Европы и завещанием своей бабушки, в котором она излагала версию событий, совершенно отличную от преподносимой нами официально. Согласно этой версии, все царские дочери были вывезены в разные страны по отдельности. Царевич Алексей умер в 20–х гг. от гемофилии, а императрица погибла во Второй мировой. Мария Романова, находясь в Румынии, вышла в 1919 г. замуж за князя Николая Долгорукого. Далее их первая дочь — Ольга–Беата Долгорукая в 1947 г. вышла за герцога Владимира де–Анжу–Дураззова и стала матерью Алексея.

Я проверила подробную хронологию этих событий. Интересно, что часть из них всплывала время от времени довольно давно. Также ещё интересней и то, что среди них нет ни одного, которое можно было бы уверенно отвергнуть, но есть такие, которые определённо соответствуют действительности. Эта версия полностью объясняет и странности дела Соколова, и загадочные заявления советского правительства. В него прекрасно вписывается и история с фрейлейн Унбеканнт, даже прекрасно объясняются некоторые тёмные места в её собственных рассказах.

В этом заявлении князь Алексей предложил забальзамированное тело княжны Марии, якобы хранящееся в склепе в Риме, для генетической и любой другой экспертизы, а также прядь её волос. Однако, мне ничего не известно не только о результатах этой экспертизы, но и вообще о том, ответил ли кто–нибудь на его предложение. Все официальные источники упорно обходят этот вопрос молчанием, в лучшем случае ограничиваясь лишь скупыми, но резко порочащими князя Алексея комментариями, неизменно называющие его проходимцем.

Наконец, к моему удивлению, я узнала, что в 1995 г. он... умер. Будучи всего лишь в возрасте 47 лет... С чего бы это? `:-( Обратите внимание на год — именно в 1994- 1995 гг. происходят все основные события и принимаются окончательные решения и по делу о найденных «Екатеринбургских останках», и по идентификации фрейлейн Унбеканнт тоже... Не было ли среди них и решение об устранении ещё одного мешавшего потомка, тем более, что участие (совершенно непонятное) в этой истории спецслужб, по крайней мере, Великобритании, подтверждено официально? (По–видимому, щупальца тайны начала века распространяются и на правнуков.)

Несмотря на вроде бы официальные документы, официально же считается, что никаких потомков, в т.ч. и князя Алексея, Николая II в природе не было и нет... Но это лишь на первый взгляд, т.к. объявлено, что останки княжны Марии всё-таки н е найдены. Возникает предположение, что её составители как бы оставили лазейку, на тот случай, если её тело и документы всё-таки всплывут, и заранее обезопасили себя от полного разгрома, который произошёл бы в этом случае, если бы она была объявлена «найденной и идентифицированной». Становится также понятно, почему окончательное решение о том, чьего же скелета — Марии или Анастасии — не хватает, было принято лишь в 1995 г. Сначала, видимо, опасались, что всплывёт история с фрейлейн Унбеканнт, но потом её благополучно потопили, и тогда решили списать «резервный» отсутствующий скелет на Марию, от которой, возможно, осталось больше — прежде всего официальные бумаги.

6. Известно, что во время визита в Японию, ещё будучи цесаревичем, Николай II подвергся нападению террориста, который нанёс ему удар шашкой по лбу. Специалисты считают, что при этом должен был бы возникнуть пожизненный костный нарост на черепе. Присутствие такого нароста на одном из черепов сильно упростило бы опознание и укрепило официальную версию.

Однако, официально об этом ничего не говорится. Эта тема старательно обходится гробовым молчанием.

Итоги.

Собственно итоги подводить рано. Более того, я не ставлю это своей задачей. Напротив, я считаю необходимым как раз отвергнуть итоги, которые якобы были получены официальным следствием и экспертизами.

В данный момент я не имею возможности, да и не ставлю целью, — это потребовало бы длительной работы и потянуло бы на большую книгу — что–либо доказать и выдвинуть какую–либо свою версию. Но я полагаю, что вышеприведённого достаточно, чтобы опровергнуть ту версию, которой сейчас, не вдаваясь в детали, придерживается большинство.

Данная статья не претендует на роль ответа — она лишь ставит вопрос. Говорит от том, что закрывать его ещё очень и очень рано. Почитав больше среднего человека на эту тему, я быстро пришла в ужас от огромного количества лжи и путаницы, старательно нагороженной вокруг семьи Николая II, за прошедшие десятилетия. По своей запутанности эта история явно заслуживает одного места, напр., с убийством Джона Кеннеди и Розуэллской катастрофой. Создаётся впечатление, что за этим, на первый взгляд, достаточно скучным и давно потерявшим актуальность, делом, вроде бы ушедшим в историю, роятся колоссальные по своей запутанности и масштабности интриги, продолжающиеся с тех уже неблизких времен до наших дней с неспадающей интенсивностью: денежные махинации международных банков, злодеяния и внутренняя грызня коммунистических лидеров, тайная жизнь политических верхушек Европы, вездесущие спецслужбы и военные, изобретательные авантюристы, чередование политических идеологий, интриги, борьба за субсидии учёных и проталкивание наукообразных спекуляций... всё перемешано в такой ком, что трудно предположить, чтобы его вообще уже можно было теперь распутать.

Некоторая надежда на это ещё есть, покуда кое–где ещё сохраняются кое–какие вещественные доказательства. Но чтобы это произошло, проблема должна начисто избавиться от политических, финансовых и авантюрных аспектов, что вряд ли следует ожидать в ближайшее время. А покуда это так, нам остаётся лишь терпеть бесстыдные и аляповато скроенные наукообразные экспертизы непонятно чего и пространные, набитые душещипательными подробностями публикации, в которых авторы тщательно, но тщетно стараются пригладить торчащие отовсюду противоречия...

Рекомендуемая литература:

  1. Robert K.Massie. The Romanovs. The Final Chapter. — 1995. — Роберт К.Масси. Романовы. Последняя глава / Пер. с англ. Т.С.Бушуевой, И.С.Соколова. — Смоленск: Русич. — 1996.
  2. И.М.Василевский. Романовы. От Михаила до Николая: История в лицах и анекдотах. — 1923. — переизд.: Ростов–на–Дону, Мапрекон. — 1993.
  3. Сост. В.Аксючиц. Покаяние: Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II Романова и членов его семьи [Избранные документы]. — М.: Выбор. — 1998.
  4. Сост. Greg Jarikov (Григорий Жариков). Похороны Царя. Истерия. Почему?. — СПб.: RU.UFO. — 1998.
  1. Алексей Васильевич Романов–Долгорукий. $1.000.000.000 на возрождение России. — Мадрид. — 1993.
  2. Алексей Васильевич Романов–Долгорукий. Письмо в Университет г. Санкт–Петербурга. — Мадрид. — 1993.
  3. Мария H. Гр. Ди–Фонзо–Долгорукая. Династическое завещание. — Брюссель. — 1970.
  4. Справка: No 527036 L 046942 P 319. — Мадрид: Центральный гражданский архив.
  5. Хорхе–Андрес Альварадо–и-Альонде. Правнук Николая II Романова. Открытое письмо. — Мадрид. — 1993.