О мудераторах в Фидо

(x) Copyleft, Marinais, 12.01.2003

Некий человек написал известный в Фидо текст с не вполне приличным, но созвучным названием. Не возражая против справедливости сказанного в том тексте, но полагая, что констатировать существование упомянутых в его заглавии субъектов только лишь среди рядовых юзеров, по меньшей мере, несправедливо, я сочла необходимым сделать пародирующую антитезу о тех же самых персонажах в Фидо, но не среди рядовых пользователей, а среди тех, кто имеет в л а с т ь , от кого зависит множество других людей и атмосфера их жизни в Фидо — т. е. среди м о д е р а т о р о в .

Однако, в отличие от того автора, я решила написать этот текст, не прибегая к ненормативной лексике. Пусть это будет намёком на то, что рядовые подписчики бывают иногда и более цивилизованы, чем те, кто их гневно учит уму–разуму свыше.

Ну и конечно, эпиграф, аналогично тому же тексту:

Должна заметить, что все совпадения с реальными людьми и событиями не есть случайность. Все портреты списаны с конкретных лиц, а весь сей труд есть намеренная попытка парировать несправедливость.

В жизни встречаются люди, которых трудно охарактеризовать словами литературного языка. Тем меньше таковых слов остаётся, когда представитель данного типа людей волею судьбы оказывается уполномоченным определять ваши собственные поступки, права и обязанности, т.е. облечённым властью.

Таковы особенности человеческой психики, что с обретением власти, в ней обостряются все затаённые до этого отрицательные стороны. А с появлением Фидо каждый его участник обрёл возможность создать собственную эху, в которой он — почти бог, и в которой ему принадлежит пусть и игрушечная, но зато в л а с т ь .

Итак, я попытаюсь нарисовать несколько портретов, а вы, читая их, постарайтесь не забыть о своём чувстве юмора.

Юный диктатор

Энергичный молодой человек, бывший с рождения всегда и во всём зависящим от других, открыв эху, вдруг обнаружил, что поменялся ролями и теперь кто–то зависит от н е г о . Он наслаждается своей властью и возможностью назначать другим виртуальные выволочки и казни. Он упивается законотворчеством, придумывая новые пункты к своим правилам, всё радикальнее наводящие желанный порядок и всё более строго регламентирующие поведение подчинённых. И с каждым днём его всё больше мучает мысль — что бы ещё такое придумать, дабы усложнить им жизнь?

Он принимает активное участие в эхах, посвящённых модерированию, обсуждая с коллегами по короне, какую бы ещё закорючку добавить в свой Закон. Может быть, наказывать за букву "ё" или употребление смайлов? Или может, карать за отсутствие приветствия и запретить форвардить сообщения из своей эхи в другие? А может, перед написанием первого письма в эху требовать водительские права и запретить русский язык, коль скоро официальным–то в Фидо является английский?

Каждый день, вооружённый лупой, он внимательно изучает сообщения очередных бедолаг, по неведению попавших в его эху, в надежде выискать какой–нибудь повод поставить заветный «плюс».

— ...Так, «левый кладж» — отлично!

[+]

— ...Ага, а вот этот не приветствует в начале письма — явно хам!

[+]

— ...Стоп, а этот же интернетчик — наверняка собирается устроить флейм — отключим превентивно!

[!]

Постепенно активные юзеры покидают его эху, а иногда и создают альтернативную. Но Фидо большое, и всё новые и новые толпы неискушённых новичков пытаются писать в старую, чтобы напороться на чудовище и уступить место новым жертвам... В силу этого мифическое «голосование ногами», мысль о котором зародилас ь в эпоху, когда Фидо состояло из 10 узлов, не работает, и виртуальный людоед всегда имеет достаточно пищи, благодаря постоянной ротации большого количества новичков.

Паспортист

Этот человек всем неплох, но у него один маленький заскок, доходящий до патологии.

Психиатры называют это «навязчивой идеей» — одной из разновидностей обсессивно–фобических неврозов — человек вполне социально адаптирован, но есть у него одна специфичная мания, абсолютно не преодолимая и не поддающаяся рациональному истолкованию, в т.ч. и им самим.

У данного типа навязчивая идея заключается в непримиримой борьбе за «настоящее имя». (Симптоматика впервые описана проф. Стравинским [А.Н.Стравинский, 1929].)

В представлениях больного главное в эхе — чтобы все писали со своих паспортных имён.

Зачем? Этого он не знает и связно объяснить не может. При настойчивых попытках выяснить это у больного начинается острый приступ псевдодеменции, с ярко выраженным симптомом «нелепых ответов» [см. синдром Ганзера; S.Ganser, 1898].

Среди ведущих специалистов наиболее популярна гипотеза, утверждающая, что причина данного вида психотического поведения кроется где–то в комплексе собственной неполноценности. Больной с детства привык, что его зовут «Сашей», «Лёхой», «Колькой», «Кисой», «Рыжим», «Толстым» и т.п. несерьёзными прозвищами, а хочет ощущать себя важным начальником или участником чего–то большого и солидного. Он хочет, чтобы всё выглядело как в официальном учреждении — юзеры фигурируют строго под паспортными именами, желательно, называют друг–друга по имени и отчеству, с указанием чина и должности...

Клиническими исследованиями [А.Н.Стравинский, 1929–1940] установлено, что при этом в развитии мысли больной не в состоянии заметить три вопиющих противоречия в своём поведении:

1. Сам он декларирует, что Фидо — сеть друзей, предназначенная для непринуждённого общения в противовес официальному миру. И сам же он в повседневной жизни и непринуждённом общении никогда не называет друзей и близких по их паспортным именам, равно как и они его.

2. Он не осознаёт, что на самом деле в компьютерной сети не имеется никакой физической возможности узнать паспортное имя юзера, кроме как требовать его личной встречи с предъявлением паспорта. Поэтому он неосознанно ориентируется в своей практике на некую «похожесть» имени на настоящее, что определяется его собственным кругозором в этом вопросе и, разумеется, срабатывает далеко не всегда, поскольку далеко не все жители русскоязычных стран носят имена и фамилии русского происхождения, и регулярно приводит к несправедливым обидам, конфликтам и недоразумениям.

3. Он верит в наличие некоего трансцендентного закона, по которому приличным и умным человеком может быть только тот, кто помещает в поле From: что–то похожее на привычные для русскоязычной среды имя и фамилию, записанные как–нибудь латиницей, и наоборот тот, кто помещает туда что–то иное (по выражению больных «прячется за псевдонимом») непременно злодей или недоумок, а псевдоним — это всегда что–то шокирующее и ужасно непотребное (типичная аргументация больных: «Ну как же, вот начнут все писать под псевдонимами C00lH@цkEг!»).

Патологическое неприятие псевдонимов — достаточно распространённое заболевание. Ряд специалистов объясняет это существованием у него свойства «заразности» и предполагает, что первоначально оно возникло в североамериканском Фидо, в США, — стране, жители которой издавна известны склонностью раздувать значение отдельных крайностей [напр., случай больного J.R.McCarthy, 1950–1954].

Нудист–пуританин

Убеждение этого человека — борьба с любой повторяющейся информацией в письмах, естественно, кроме той, которую он не может отменить по техническим причинам.

Этот тип также страдает навязчивой идеей, только иной — борьбой с лишним траффиком. Подобно коммунистам, заставлявшим детей сдавать макулатуру и строившим из ценной древесины заборы, он призывает экономить каждый байт, не осознавая, что в соседней эхе «за-UUканные» архивы ходят по мегабайту в неделю, никого не беспокоя. Любая непонятная или неинтересная ему последовательность символов, повторяющаяся в письмах юзера объявляется больным «лишним темплейтом», «украшательством», «мусором» и нещадно карается.

Заболевание иногда сопровождается приступами глоссолалии. Описаны случаи, когда наблюдавшиеся больные придумывали для основного объекта своей борьбы специальное «название»: «овертемплейтинг» [Dr.Biljeau, 2000–2001].

При этом сами больные не замечают, когда аналогичная информация присутствует в их собственных письмах. В литературе описан один больной, который категорически не допускал в письмах юзеров ничего лишнего, а сам открыл в эху гейт из форума Интернета, исправно помещавший в каждое гейтованное сообщение остатки кнопок его WWW-интерфейса [д–р Моргулис, 1977].

В отдельных случаях больные включают просмотр технической информации и старательно изучают её на вопрос наличия «левых кладжей» [проф. Титанушкин, 1930]. В этих случаях одним из предметов их частого обсуждения друг с другом является уточнение формулировки, что считать этими «левыми кладжами», поскольку список «правых» точно никому не известен, а совершенствующееся программное обеспечение постоянно добавляет новые.

В тяжёлых случаях [Титанушкин] больные педантично исследуют оформление писем на предмет любого проявления индивидуальности, специально добавляя в правила пункт, досконально регламентирующий обязательные и запрещённые замены русских букв на латинские, и требуют скрупулёзного соблюдения юзерами давно потерявших актуальность и не пересматривавшихся более 10 лет стандартов FTS (напр., Tearline, который давно нигде и никак не используется, иначе чем для какой–нибудь остроумной или не очень фразы).

Так же как и при предыдущей патологии, больной не может разумно обосновать своё поведение и при любых вопросах развивается приступ псевдодеменции, во время которого он способен только выдавать стандартные бессмысленные отговорки. Наиболее распространённой в качестве таковых фигурирует борьба с лишними расходами, которые якобы несут держатели узлов (ноды и хабы), пересылающих траффик с «мусором» по междугородным линиям — формулировка, возникшая ещё в приснопамятные времена, когда модемы жужжали на 2400, а венцом эволюции архиваторов был ARC. При этом сами больные с таковыми никогда на этот счёт не общались и об истинном влиянии повторяющихся последовательностей в письмах на чей–либо бюджет, разумеется, не имеют ни малейшего понятия.

В данном случае отчётливо проявляются симптомы патологической экономности, характерные обычно для людей пожилого возраста, которые в силу неизвестных пока причин проявляются в Фидо аномально рано.

Плюсомёт

Смысл жизни и модерирования этого типа в проставлении плюсов. Причём не только проставлении, а публичном, так, чтобы было хорошо всем видно и сообщение о том, что такой–то получил «награду», прочли обязательно и все остальные. Ни малейшая провинность не должна быть пропущена, и каждый неверный чих должен в идеале возвращаться виновнику маленьким публичным позором...

Модераториал оформляется как солидных размеров сообщение с большим красивым темплейтом, для чего нередко настраиваются специальные программы. В особо тяжёлых случаях каждый модераториал в эхе снабжается длинным (иногда в несколько экранов) стандартным перечнем всех предусмотренных нарушений, в котором лишь напротив одного проставляется пометочка. Само же виновное письмо часто квотится целиком в лучших традициях худшего тона, в т.ч. и в тех случаях, когда к нему затем добавляется приписочка «оверквотинг».

Распознать этот тип можно даже не читая самой эхи. Достаточно просмотреть её по заголовкам — вид будет примерно такой:

From To Subj
Alfred Nobel All Есть две идеи
Albert Einstein Alfred Nobel У меня идея лучше
Leo Landow Albert Einstein У меня идея лучше
Peter Kapitza Albert Einstein У меня идея лучше
Andrey Saharov Albert Einstein У меня идея лучше
Miha Gorbatshow Albert Einstein У меня идея лучше
Miha Gorbatshow Andrey Saharov У меня идея лучше
Moderator All Rules
Moderator All Offtopics
Moderator Ilia Frank [*] Отсутствие реалнейма
Moderator Igor Tamm [*] Оффтопик
Moderator Pablo Cherenkoff [*] Оффтопик
Moderator Leo Landow [+] Постинг UUE без разрешения
Moderator Nickolaj Basov [*] Оффтопик
Moderator Alex Prokhorov [*] Оффтопик
Moderator Peter Kapitza [+] Постинг UUE без разрешения
Moderator Nick Semenow [*] Оффтопик
Moderator Ivan Pavlov [+] Оффтопик
Moderator Ilya Mechnikoff [+] Оффтопик
Moderator Iwan Bounine [+] Оффтопик
Moderator Boris Pasternak [+] Переписка с модератором
Moderator Mikhail Scholokhoff [+] Оверквотинг
Moderator Alex Soljenizyn [+] Овертемплейтинг
Moderator Josef Brodski [*] Оффтопик
Moderator Andrey Saharov [!] Флейм
Moderator Miha Gorbatshow [+] Ненастроенная H
Moderator Leonid Kantorovich [*] Оффтопик
Moderator Jaures Alfeuroff [*] Отсутствие реалнейма
Moderator All Список наказанных
Lamer All Есть тут кто–нибудь?
Alfred Nobel Lamer Есть тут кто–нибудь?

В отдельных случаях совокупность всех извещений о проставленных «наградах» составляет большую часть проходящего в эхе траффика.

Регулярно публикуется подробный и длинный список всех провинившихся, который появляется даже чаще правил и сопровождается таким же длинным списком предусмотренных нарушений и штрафов за них. Так же неукоснительно проводятся амнистии и в специальной базе ведётся подсчёт и актуализация всех сроков наказания.

Только полное отсутствие способности оценить себя со стороны спасает такого модератора от немедленного «закорачивания» на себе, в результате которого он занялся бы непрерывным «плюсованием» себя за собственные же «плюсы», наполняя т.о. эху гарантированным траффиком.

Всеведующий сноб

Много тысячелетий назад древние маги Атлантиды, Лемурии и Пацифиды открыли, что все сведения о том, что было, есть и будет в мире, существуют во Вселенной сами по себе в едином информационном пространстве. Обретя через специальную диету, остановку внутреннего диалога и долгую лемнацию способ проникать в это пространство, словно в гигантскую библиотеку, хранящую сведения обо всём на свете, они обрели способность получать универсальное знание безо всякого труда.

Но древние цивилизации погибли около 12 тыс. лет до н.э. в результате падения на Землю гигантского инопланетного тапка, древний секрет всеведения оказался утерян, и человечество вынуждено было вернуться к познанию мира постаринке через длительное обучение опыту предыдущих поколений, утомительные дедуктивно–индуктивные построения и тяжкий умственный труд, по крупинкам отвоёвывая единое информационное пространство, утраченное в незапамятны е времена.

Но иногда на Земле рождаются у н и к у м ы , которым от природы дана способность легко проникать в единое информационное пространство, благодаря чему они с самого рождения оказываются обладателями знаний обо всём, что только может быть на свете. Он и с удивлением открывают, что таких как они в мире очень мало, а окружены они людьми, не обладающими доступом в единое информационное пространство, всегда чего–нибудь не знающими и постоянно вынужденными всему учиться. Такие люди им непонятны и их невежество вызывает раздражение. Это естественно, ведь сами они никогда не были невеждами ни в чём на свете, знание далось им сразу, и им крайне трудно понять, как кто–то может быть в чём-то неосведомлён. С недоумением взирают они на то, как тысячи других, словно муравьи, карабкаются изо всех сил на вершину совершенства, принадлежащую таким уникумам с самого рождения.

Став модератором, всеведующий человек обнаруживает, что эха полнится людьми, которые всегда чего–то не знают, даже самого элементарного, и всегда о чём-то назойливо расспрашивают. Он решает бороться с невежеством, но будучи более осведомлённым, чем несовершенные смертные, пытающиеся делать это взаимным обучением, он знает более эффективный путь, заключающийся в уничтожении самих носителей этого невежества. В эхе открывается охота на невежд и зелёных новичков, получающих унизительное прозвище «пионэры» или «ламера».

Словно неистребимые сорняки, норовящие заполонить голландскую клумбу, каждый день эти «пионэры» засоряют его эху своими дурацкими вопросами о самых очевидных вещах. И каждый день всеведующий модератор борется с ростками невежества, выпалывая их накорню. Все невежды-«пионэры», построенные всеведующим в стройные ряды, выводятся из эхи под грохот плюсомёта на срок, отведённый всеведующим для искоренения невежества постом и долгими молитвами, вплоть до полного прозрения третьего глаза и постижения пути в единое информационное пространство, где они разом найдут ответы на все свои вопросы.

А поскольку такими всезнайками дано родиться очень немногим, любой, будь то наивный отрок или убелённый сединой муж, рано или поздно, задав исключительно глупый вопрос и продемонстрировав своё полное незнание чего–то, будет с позором отправлен из эхи вон на долгое исправление, отмеченный постыдным клеймом «пионэра».

Медведь–шатун

Этого человека в эхе нет.

Он где–то там, а присутствует лишь условно. Иногда присутствуют лишь его правила, на которые никто ровным счетом не обращает внимания, а иногда нет и их.

Создав эху, он довольно скоро охладел к ней и удалился заниматься другими делами.

Но иногда, пронзительно свистит на горе рак и свершается страшное — он в о з в р а щ а е т с я ... Обнаружив в эхе бардак, он приходит в исступление и начинает рьяно наводить порядок, подметая под горячую руку всех кого ни попадя, как разбуженный зимой медведь. Правила сразу стократно ужесточаются, обостряются все описанные выше болезни, а мерами по борьбе с флеймом, хамством и оффтопиками, избирается отлов псевдонимов, «левых кладжей » и «овертемплейтинга».

В результате общего шока публика успокаивается, расползается по углам зализывать раны, а с ней успокаивается и засыпает медведь. Постепенно всё возвращается на круги своя до следующего пробуждения...

Чиновник

Есть в канцелярском жаргоне такое слово «рыба». Оно означает стандартную проформу для составления какого–либо текста. Известно это понятие также под синонимом «болванка».

Цель «рыбы» — максимально избавить автора текста от какой–либо умственной нагрузки. В рыбе всё предусмотрено — остаётся только механически модифицировать некоторые места, сообразно конкретной ситуации, и работа готова. «Рыба» — неотъемлемое понятие отечественных бюрократических традиций.

Вот и этот человек начисто лишён собственного мнения, воли, индивидуальности и фантазии, а способен лишь заполнять «рыбу». По крайней мере, он был таковым в момент подготовки им правил собственной эхи. Посчитав этот вопрос слишком скучным, он последовал распространённому и бездарному совету скопировать правила у кого–нибудь другого, слегка изменив что–то под свою эху (напр., название и имя модератора), и на этом успокоиться.

Поскольку таких лентяев много, «рыбы рулесов» передаются по наследству из эхи в эху практически без существенных изменений, и можно проследить некоторое количество достаточно чётких генеалогических деревьев, берущих своё начало из какого–то глубокого прошлого, в котором некто составил первый вариант.

В результате получается аляповато склеенный набор избитых и то и дело абсурдных, неактуальных или, наоборот, всем известных до зевоты формализмов, иногда простирающихся до 20 и более килобайт, а то и содержащих противоречия внутри себя.

В советские времена каждая книга начиналась с описания решений, принятых на последнем пленуме ЦК КПСС, которое более или менее успешно притягивалось к основной теме. А современные фидошные модераторы-«рыболовы» правила предпочитают наполнять подробными рассказами про ответственность (вернее её отсутствие) за достоверность информации, про взаимоотношения с эхополом, гейтами, BBS, другими сетями, СМИ и господом богом; про соблюдение уголовного, налогового, гражданского и прочих законодательств; про знание полисей, FTS, конституции, декларации о правах человека, Библии и т.д.

Особые любители писанины и канцелярщины наполняют свои правила неимоверным количеством пунктов, параграфов и глав, натасканных отовсюду, где только можно, в результате чего оные достигают размеров небольшой книжечки и помещаются в эху в нескольких частях. Которые конечно же никто не читает.

...Что впрочем не играет роли, ибо таковой модератор, обычно, добрая душа: сам своих правил не знает и с других не требует, поступая на практике по велению своей интуиции.

Гидра бюрократии

В старинных легендах юзеры, т.е. герои, сражались со страшными чудовищами. Нередко характерной чертой этих чудовищ было наличие нескольких голов, придававшее им чрезвычайную живучесть. Чтобы победить такое чудовище, нужно было отрубить все его головы и притом не мешкать, т.к. вскоре на месте отрубленной могло вырастать несколько новых.

Это уникальное свойство позволило семейству многоголовых победить в долговременной борьбе за существование. Пока богатыри вымирали от скуки над трупами поверженных первых примитивных родоначальников семейства, уцелевшие представители ушли в тень, изменили стратегию существования, дали начало бесчисленному множеству изощрённых вариации и освоили множество сред, где они стали неуязвимы и продолжают господствовать поныне.

Один из самых известных современных представителей многоголовых — это гидра бюрократическая, заключающаяся в том, что некоторая инстанция подразделяется на несметное множество подынстанции, пересылающих обращающегося к ним друг к другу до тех пор, пока тот не помрёт от безысходности. Бюрократическая гидра чрезвычайно неприхотлива и способна жить в широком разнообразии сред. С появлением в Фидо множества эх и модераторов она также проникла и обосновалась здесь. В этой среде её жизнь выглядит следующим образом.

Как и большинство нечисти, бюрократическая гидра в Фидо начинается с т р у п а , которым и питается во время своего развития. Наилучшим для неё покойником является не простой, я неприкаянный болтающийся между жизнью и смертью. Типичная среда возникновения новой гидры — это мёртвый модератор, который практически покинул Фидо, отойдя от любых происходящих в нём процессов, но ещё чутьчуть сохраняет своё присутствие формально, — в виде строки в правилах, записи в эхолисте, — не желая полностью отдавать эху кому–либо другому.

Вместо этого он назначает комодератора... Или комодераторов... Нередко ими оказываются случайные люди, неготовые справляться с неожиданно возложенной на них миссией по поддержке, как правило, уже сильно разросшейся за время правления живого модератора эхи, и тогда они тоже назначают себе комодераторов, так что в итоге в эхе вместо одного хозяина появляется система нескольких.

Каждый из них имеет своё мнение, поверхностно знает не им писаные правила, смутно представляет границы своих полномочий и подавно не хочет принимать решений в чужой в общем–то эхе и по чужим правилам. Как и положено гидре, она полупрозрачна — формально эха по–прежнему принадлежит модератору, под комодераторами же никакой формальной основы нет, и потому их тоже как бы нет. Вместе с тем, как опять же положено гидре, кусается она больно, ибо головы–комодераторы ставят плюсы и звёздочки вполне реально и охотно, поскольку это несложно. Перегнуть палку в чужой по сути эхе они тоже часто не опасаются.

Гидра воцаряет в эхе классическую атмосферу бюрократической машины. Главный её признак в следующем. Если вы типичный человек, совершающий типовые действия в общей колее, устраивающей гидру, ваша жизнь спокойна, даже комфортна, предсказуема и вам почти ничего не угрожает. Но горе, если вы попадаете в нестандартную ситуацию, для которой в головах–чиновниках ничего заране е не предписано. В этом случае головы начинают отсылать вас друг к другу, к модератору (обращаться к которому — что к окаменелости) к референдуму подписчиков, к расплывчатым строкам правил, к отвлечённым полисям, отмалчиваться и снова отсылать друг к другу, не желая брать на себя ответственность принять решение и дать вам ясный ответ — что же вам делать. Учитывая, что в Фидо обращения и ответы едут медленно и могут теряться по пути, процесс канцеляроподобной переписки способен тянуться месяцы, в течение которых проблема обычно успевает отпасть сама собой, либо у вас пропадает желание участвовать в этой эхе.

При этом двусмысленность ваших прав всё это время ничего не меняет в ваших обязанностях. Гидра первым делом истолковывает все конфликты в свою пользу, и стоит хоть одной голове гидры оценить ситуацию против вас, она «плюсанёт» незамедлительно, а разбор превратится в следующий виток цепочки взаимных отсылок.

Гидры, — пожалуй, одна из самых трудноистребимых разновидностей темы данного трактата. Ведь не существует никаких общепринятых схем смены реально исчезнувшего, но формально существующего модератора. Комодераторы способны лишь разводить руками и кивать друг на друга. Перевести кого–либо из них в ранг полноценного модератора невозможно — формально тот всё ещё есть. Прибегать к насилию тоже бесполезно — у гидры голов и сил больше чем у вас, и в случае необходимости она легко назначит себе дополнительные. Гидра не умирает, даже если уйдут все составляющие её комодераторы, — ведь они просто назначат новых...

Лесной человек

Редкий вид. Лично мне встречать таковой не приходилось, но некоторые случайные очевидцы и удачливые криптозоологи рассказывают, что в отдалённых закоулках Сети ещё сохранились эти неудачные эксперименты эволюции, а предъявляемые ими следы их присутствия — таинственные и пугающие — будоражат время от времени общественность.

Предполагается, что это одна из переходных, ныне вымирающих, стадий человеческой эволюции, либо её тупиковое ответвление. Отличительным признаком этого вида является то, что он модерирует в точности теми же средствами, которыми пользуются самые скверные разновидности нарушителей. Оскорбляя и терроризируя юзеров о н, естественно, отвращает их от себя, но в силу общей инерционности большой сети таковой процесс никогда не доходит до логического завершения, что, видимо, и позволяет незначительной популяции реликтов более или менее успешно сохраняться где–то в дебрях сетей. Научные данные о морфологии и образе жизни этого вида крайне скудны и противоречивы. Среди специалистов до сих пор не утихают жаркие споры о его существовании как таковом.

P.S. Выражаю мудераторам свою горячую благодарность за их существование: с ними не так скучно жить, они необходимы как тип во всех слоях любого общества, хотя бы для сравнения.