Интернет => Фидо? Оригинальный прогноз

(x) Copyleft, Marinais, 03.12.2000

Подошло время для формулировки моего оригинального прогноза будущего Интернета и других глобальных сетей, как следствие, сформировавшегося сравнительно недавно на основе наблюдения происходящего. Предпосылками к этому прогнозу было не только чтение публицистики о текущих процессах в этой области, но и следующий момент.

После либерализации экономики в начале 90–х гг. в России в числе прочих возникли две острейшие проблемы: безработица и огромный спрос на владение компьютером. В первые же годы для разрешения этих проблем выросло целое семейство тесно взаимосвязанных государственных и коммерческих организаций, занявшихся спешным обучением населения компьютерной грамотности и её применению в различных сферах экономики и управления. О том, что это такое, я знаю не понаслышке, т.к. в моей семье, среди родственников и знакомых, включая очень близких, есть немало людей, так или иначе связанных с преподаванием, и многие из них в течение последних десяти лет вращаются в этих системах, будучи прямо или косвенно причастными к обучению владению компьютером. Люди, с которыми они работают, принадлежат к очень обширной категории: школьники, старшеклассники, студенты вузов и техникумов, переучивающиеся безработные широкого возрастного диапазона, претенденты на новомодные профессии... Формы обучения включают все известные варианты. Я специально употребила выше слово «вращаются», а не просто «работают», т.к. эта область постоянно переживает изменения и потрясения, а работа в ней свя зана с непрерывной переквалификацией. Эти люди непосредственно участвовали во многих веяниях и перипетиях, происходивших в процессе приобщения массового российского обывателя, государства и предпринимателей к Компьютеру в течение последних 10 лет. По роду деятельности некоторые из них также контактируют и с иностранными коллегами, находясь в курсе того, что происходит на этот счёт и в других странах.

Словом, я весьма неплохо представляю, как идёт процесс освоения Компьютера Человеком в широком смысле, и вероятно, мои представления объективнее, чем у тех, кто работает преимущественно в кругу себе подобных специалистов и контактирует с людьми одного рода деятельности. Это знание позволяет мне, вчастности, сделать некий прогноз того, как будут развиваться дальше события в той подобласти применения компьютера, которая называется глобальными компьютерными сетями. Конечно, этот прогноз остаётся всего лишь предположением, и я сохраняю за собой право его пересмотреть. Однако, на данный момент это моя искренняя точка зрения, являющаяся кульминацией размышлений. В целях экономии в изложении различные сослагательные, модальные и вводные слова, должные указывать его предположительный характер, опущены.

Прогноз этот будет резко не соответствовать той общепринятой пока точке зрения, которая распевается последние 10 лет в широкой прессе, но в догадках на этот счёт я не одинока и многие заимствовала.

В основе прогноза лежит мысль, которая пока не очевидна и не заметна за напластованиями сиюминутных процессов. Эта мысль заключается в том, что Интернет на самом деле н е в ы г о д е н и бесперспективен для к о м м е р ч е с к о г о использования как средство излечения прибыли с массового потребителя. Да, в настоящее время (а это совсем немного — менее 10 лет), Интернет развивается прежде всего коммерческими структурами и является сферой вложения и вращения больших капиталов, но так будет не всегда и главное н е н а д о л г о . На самом деле Интернет — область для коммерции невыгодная.

Поскольку эта мысль в настоящее время неочевидна, и даже для кого–то шокирующа, её необходимо детально развить. Интернет родился как сугубо государственная военная система. Однако, принципы, заложенные в его технической организации, — совершенно анархические и даже более, чем в Фидо. Поэтому изначально Интернет задуман такой же и даже более свободной и бессистемной сетью с минимумом иерархии, как и Фидо, и содержит к такой форме существования даже большие предпосылки.

Военным он не понадобился, и потому его со спокойной совестью пустили на самотёк. Однако, как это обычно бывает, дальнейшее воплощение новой идеи на пустом месте потребовало больших первичных материальных затрат. Справиться с этой задачей были в состоянии только крупные организации, способные много вложить и заинтересованные в последующем извлечении прибыли. Поэтому дальнейшее продвижение Интернета по миру с нуля обеспечивают сейчас коммерсанты, и они являются его хозяевами. Но этот этап уже подходит к концу.

90–е годы XX в. были временным пиком развития коммерческого Интернета, и вероятнее всего, именно в таком качестве останутся в истории навсегда. Все эти годы в обществе витало и культивировалось представление о том, что развитие Интернета только начинается, что впереди ещё длинный подъём, что Интернет со временем станет повсеместно распространённым явлением, ещё одним СМИ, потом затмит собой все традиционные СМИ, станет единым информационным пространством, в котором будет жить всё человечество. Эта концепция предполагала, что Интернет должен сделаться частью повседневного быта любого человека, как телевизор и телефон, основным средством обращения информации во всех видах работ и социальных институтов. До недавнего времени я тоже разделяла это мнение.

Но за всеобщим Интернет–бумом мало кто заметил, что эта концепция н а и в н а и глубоко ошибочна. Интернет никогда не станет массовым явлением и частью повседневной жизни обывателя, по крайней мере, в теперешнем его виде.

Этому есть 3 основные причины:

1. Компьютер слишком с л о ж е н для среднего обывателя.

Одна из главных ошибок людей, пророчащих, что Интернет «войдёт в каждый дом», заключается в непонимании того, что те, кто работает с Интернетом (да и вообще с компьютером) сейчас — это ничтожное меньшинство, интеллектуальная элита общества. Для основной же массы Интернет и вообще компьютер слишком сложен в обращении. Строящие прогнозы о том, как домохозяйки будут трепаться в чате и листать странички на сайтах, просто не отдают себе отчёт, что работа с компьютерной техникой, даже под управлением самых дружественных и предельно упрощённых программ, — это на порядок сложнее, чем обращение с телевизором, телефоном, пылесосом, автомобилем, стиральной машиной, утюгом и всем прочим, к чему они пытаются присовокупить компьютер и компьютерную сеть. Абсолютному большинству людей обращение с компьютером как было, как есть, так и останется невероятно сложной магией, постичь которую они не смогут.

2. Компьютер не обеспечивает юридической н а д ё ж н о с т и , необходимой для передачи ему многих формальных процессов общества.

Этот фактор, разумеется, непосредственно вытекает из 1го. Сложность средства требует высокой квалификации обращения. В случае с компьютером квалификация должна быть столь высока, что её невозможно «испечь» по заказу на конвеере учебного заведения, как напр., кройку или машинопись, и потому приходится довольствоваться тем, что дала природа. Полноценное владение компьютером требует творческого подхода, который не поддаётся искусственному формированию, а дарится природой очень незначительному проценту человечества. В результате приходится пользоваться той квалификацией, которая есть, а низкая квалификация непосредственно приводит к низкой надёжности работы любого рода. В результате применение компьютера во сколько–нибудь ответственных областях всегда будет ограничено рамками имеющегося предложения одарённых природой голов, на которые она по отношению к человеку, увы, слишком скупа.

3. Основному большинству обывателей потенциальные возможности компьютера н е н у ж н ы .

Те возможности, которые предоставляет компьютер, в основном слишком д а л е к и от повседневных интересов среднего обывателя. Этот фактор тоже тесно связан с 1–м, т.к. для многих то, что способен дать им компьютер и Интернет, будет достигнуто нерентабельными во всех отношениях затратами умственных усилий и времени на освоение.

По этим трём причинам потенциальное пространство существования Интернета, а значит и рынок клиентуры его провайдеров, гораздо у ж е , чем это обычно представляют сейчас. И этот рынок уже подходит к н а с ы щ е н и ю . В западных странах, вопреки первоначальным бескрайним прогнозам, начался кризис развития Интернета и спад интереса к нему. Большинство тех, кто может и хочет работать с Интернетом, уже к нему подключились. Новых же пользователей нет и не будет. Мало того, часть людей, попробовав Интернет, решила, что им это не нужно, и отказалась. Массовому обывателю Интернет просто ни к чему. Попытки торговли через Интернет провалились, натолкнувшись на ненадёжность и уязвимость к мошенничеству. Попытки использовать Интернет государственными учреждениями привели к резкому ослаблению их информационной безопасности. Попытки распространять рекламу натыкаются на негодование и бойкот со стороны пользователей благодаря немедленной обратной связи (которой нет во всех традиционных средствах рекламы). Попытка обывателя придти в киберпространство и обжиться в нём, приводит к тому, что он сталкивается со множеством чуждых материальному миру и непонятных ему явлений и условий. Нет массовости — за ней многие другие применения Интернета, такие как реклама или справочные службы, просто теряют смысл...

Скоро этой стадии достигнет и Россия. Все, кому нужен Интернет, и кто в состоянии с ним работать, будут его иметь. Больше же он не будет нужен никому.

Здесь ещё важно добавить, что немалая часть нынешней бурной деятельности Интернета в широком смысле (и глобальных компьютерных сетей вообще), и в т.ч. его пользователей, как бы и с к у с с т в е н н а я , обусловленная моментом, модой, временными колебаниями в настроениях и прогнозах. Много людей кинулось покупать компьютеры и подключаться к Интернету исключительно под влиянием моды и общей тенденции, чтобы быть не хуже всех и попробовать того же. Но на самом деле они просто не в состоянии утилизировать те возможности, которые обретают, и даже не нуждаются в этой утилизации. Наверняка, каждый из вас знает хоть немного примеров таких людей среди знакомых. Вскоре они наиграются с модной штукой и потеряют к ней интерес, не нуждаясь в ней по существу. Подогревать интерес модой до бесконечности невозможно. Вокруг Интернета сейчас много шума и этот шум сам себя подогревает. В р е м е н н о , как и всё модное.

В результате в следующем десятилетии интерес к Интернету начнёт спадать. И уж подавно он не станет частью бытовой техники вроде телевизора и телефона.

А что же тогда будет?

Здесь потребуется немного определиться с терминологией. Интернет, видимо, распадётся на множество частей, тесно переплетённых, но сильно различающихся по технической организации, идеологии и возлагаемым на них задачам. Частей таких будет, по крайней мере, две.

Первая будет обусловлена продолжающимся развитием мультимедийных технологий, которые достигнут такого состояния, что станут равноценными традиционным видам массовой информации и коммуникации: телевизору, телефону, радио, полиграфии. Вот на этот вид информационных услуг спрос будет действительно неограниченным и именно такие Интернет–услуги полностью вытеснят традиционные СМИ. Выразится это в конечном счёте в том, что дома у обывателя будет некое устройство, являющееся компьютером внутри, но управляемое так же просто и такое же специализированное в функциональных возможностях, как телевизор, телефон и т.п. Это устройство будет подключаться к Интернету, и работать как клиент сети, однако, пользователь об этом практически не будет догадываться. Для него это будет всё тот же телевизор, телефон и т.п. как и раньше. Такой же простой и наглядный в использовании, как и эти традиционные устройства. Через него можно будет поговорить обычной человеческой речью; послушать понятную всем музыку, нажав пару кнопок; посмотреть боевик, эротику или мультик, переключив «канал» пультом дистанционного управления. В организации интерфейса с человеком практически ничего не изменится разве только ещё больше упростится, напр.: «телевизор» будет сам поворачиваться за человеком, когда тот ходит по комнате, сам выключаться, когда он засыпает, и будить, когда пора вставать. Это не будет ни автономный браузер, ни тем более даже простенький компьютер — обывателю это слишком сложно и не нужно. Однако, доставка информации к такому устройству будет происходить через совершенно нормальный серьёзный компьютерный Интернет, как более дешёвый в эксплуатации и богатый в возможностях, чем прочие разделённые по разным видам физических носителей старые СМИ, которые полностью вымрут. Назовём этот вид Интернета «простым Интернетом».

Тот же Интернет, которые есть теперь, а также и все прочие сети, напр., Фидо, предполагающие взаимодействие через интерфейс и систему понятий настоящих полноценных компьютеров (таких как «файл», «команда», «меню», «адрес», «конфигурация», «сообщение», «окно», «приложение», «процесс», «ОС», «периферия» и т.д.) назовём «сложным Интернетом». Он, конечно, тоже останется, и будет в своём роде процветать. Однако, массовым «сложный Интернет» никогда н е с т а н е т .

Впрочем всё по порядку. Итак, примерный сценарий дальнейшего будущего глобальных коммуникационных сетей и прежде всего Интернета.

Рынок клиентов Интернета достигает насыщения. Многие теряют интерес, Интернет перестаёт быть модной игрушкой и наскучивает. В тщетной попытке привлечь новую клиентуру провайдеры снижают цены, пока они не становятся совсем смехотворными. Упор при этом делается на наиболее наглядные, простые в обращении виды услуг типа WWW или того, что за ним последует (не исключено появление ещё более простых в использовании и мощных сервисов в попытке сделать Интернет ещё более привлекательным), старые виды сервисов, типа e-mail, FTP, Usenet и т.п., они вообще предоставляют бесплатно просто потому, что те есть и так, по инерции, ради имиджа и т.п. Дело в том, что поддержка раз построенной и налаженной компьютерной системы имеет очень низкую себестоимость. Неспроста же существует Фидо, в котором себестоимость содержания узла настолько низка, что её в состоянии без особого напряжения осуществлять любитель на собственные средства. Себестоимость сервисов типа e-mail, FTP, Usenet так же невелика, а пока их предоставляют за деньги только ради наживы и чтобы окупить большие первичные затраты за счёт тех, кто согласен платить сейчас. Довольно скоро все эти старые и не особо популярные виды Интернет–услуг превращаются для провайдеров в мелкое баловство типа раздачи бесплатных шампуней около метро или ковриков для мыши на презентациях. Основная масса коммерции перемещается исключительно на предоставление WWW и того, что за ним последует, но и здесь потенциальный рынок быстро насыщается.

Провайдеры перестраиваются и берут ориентацию на развитие «простого Интернета», который сулит несомненно большие доходы и огромный стабильный рынок. Это, однако, требует больших первичных капиталовложений — необходимо проложить в каждый дом мощные каналы для передачи высокоскоростной информации. Поэтому происходит некоторое стопорение и провайдеры переживают плохие времена. Однако, вскоре они сливаются с традиционными СМИ и коммуникационными службами, которые вкладывают в них свои капиталы, понимая скорую гибель под натиском «простого Интернета», и сами переориентируются на него, становясь его частью. Телефонная сеть не сможет конкурировать с Интернет–телефоном, поэтому она просто переходит на него сама, вкладывает в его развитие свои средства и становится его частью. Так же поступают телевизионные и радиовещательные компании, издательства и т.д.

В конечном счёте в каждый дом действительно приходит Интернет, правда, такой, что пользователь и не очень осознаёт, что это Интернет. На него и смещается весь акцент общественного интереса. Спрос на «простой Интернет» громадный провайдеры получают огромную прибыль с миллионов клиентов. Причём, в отличие от, напр., не имеющего обратной связи с потребителем телевидения, эта услуга предполагает возможность конкуренции и непрерывного выбора поставщика клиентом. Оплата будет происходить непосредственно и повремённо. Выбрал канал понравившегося провайдера, смотришь, а денежки ему этим же устройством по этому же каналу и перечисляются. Не нравится — переключился на другого — деньги потекли к другому. В результате все услуги быстро стабилизируются, дешевеют до предела и концентрируются на том, что пользуется наибольшим спросом у масс. Конечно, познавательные передачи, концерты классической музыки или библиотеки научно–технических книг по «простому Интернету» передавать не будут. Здесь соберутся различные неинтеллектуальные развлечения типа «кассового» игрового кино и «лёгких» новостей. Сюда же переберётся и вся реклама, которую в «сложно м Интернете» ненавидят и называют обидным словом «спам», т.к. там сидят слишком умные для рекламы головы. Сюда же в основном перетекают справочные службы типа «какой курс доллара» или «во сколько и каким рейсом что вылетает». Сюда же перемещается и центр внимания государственной пропаганды и политической игры. «Простой Интернет» становится материальным стержнем Интернета вообще. Его содержат на средства миллионов потребителей крупные компании.

Ну а «сложный Интернет» оказывается на задворках общественного интереса. Он, конечно, никуда не девается — напротив развивается ещё больше, т.к. его оставляют в покое и дают возможность жить самостоятельно. Он существует как лиана возле основных стержней массового «простого Интернета», используя его материальные каналы как необременительная прилипала тело гиганта. Провайдеры «простого Интернета» продолжают содержать его просто так для собственных нужд и имиджа, поскольку он очень дёшев. В нём концентрируется интеллектуальная элита, всякие чокнутые компьютерщики, которых ничтожное меньшинство в общей массе, и которые занимаются внутри него своими малопонятными большинству делами. Благодаря тому, что себестоимость содержания уже когда–то проложенных, налаженных и подключённых к мощным центрам «простого Интернета» коммуникаций невелика, его центр тяжести сползает с коммерческих компаний и растекается по разным направлениям. Одно из них — возврат в сторону государственных научных и учебных заведений, библиотек, перемещающихся в него целиком, и т.п. А другое — ещё более важное — любители, которые начинают рождать от него бесплатные дочерние узлы, подключая свои сети и формируя новые. Т.к. он уже не является скольконибудь значительным источником дохода и средой вращения капиталов, переместившихся в «простой Интернет», это воспринимается совершенно спокойно. Появляются «ноды в Интернете& raquo;, живущие на манер теперешних FTN-нод. К тому времени по крупным городам разрастаются сети между домами и микрорайонами невероятно сложные и обретающие самостоятельную жизнь. Эти сети перемешиваются со «сложным Интернетом», образуя сквозную, но очень многоликую среду существования оторванных от основного большинства интеллектуалов — Фидо нового поколения. Подключение к этой среде происходит бесплатно, узлы содержатся на частные средства как хобби, провайдеры «простого Интернета» выполняют в ней роль крупных хабов, в ней царит организационный хаос и пестрота иерархий, до неё никому нет дела как до явления элитарного и малопонятного. Это и есть то киберпространство, в которое уходит человек, каким его рисовали в фантастике. Но уходят в него не все, а только небольшой процент...

Вот таким образом Интернет в теперешнем понимании или «сложный Интернет» в терминологии статьи превращается, как это ни удивительно, в Фидо...

Но основатели Фидо ошиблись, когда дали ему кличку вездесущей и обыденной беспородной дворняжки. :-) Ни нынешнее Фидо, ни нынешний Интернет, ни такой вот «Интерфид» массовым и равным по своей обыденности дворняге явлением не станут никогда...